Законы жизни

zakon-gizni    В Лундском  университете  (Швеция) несколько лет назад на кафедру поднялся один великий воспитатель и  начал  свою  лекцию  словами:  «У человечества  было  три  судьбоносных дня:  первый,  когда оно создало одежду;  второй,  когда  оно  начало  строить  города;  третий,  когда возникли   школы.   Вся   безнравственность  началась  с  одежды,  вся социальная нищета –  с  городов, все оглупление – со школ».

     Знаменитый философ и религиовед д–р Индж, декан собора св.Павла в Лондоне, в одном из своих сочинений написал:

     «Запихивать человечество в города – само по  себе  несчастье.  Мы являемся  свидетелями  мощного обвала нашей социальной эпохи,  которая началась    в    прошлом     столетии     с     появлением     крупных частнокапиталистических   предприятий.  Раковая  опухоль  начала  свою разрушительную работу, конец уже виден. Единственная надежда состоит в том,  что прежде чем пройдут два века,  города, которые обезображивают наш ландшафт, исчезнут, а земля, на которых они стоят, будет распахана плугом».

     Вышеприведенные слова звучат странно,  однако все же они пригодны для того,  чтобы раскрыть нам глаза на глубокие недостатки  в  системе наших учреждений.

     В одной  из  первых  небольших  статей  для народного просвещения (1915) биологической лаборатории Биндерена мы  выразили  наши  взгляды относительно  недостаточности  наших  учреждений  аналогичным образом: «Чем совершеннее наша  юриспруденция,  тем  больше  преступников;  чем больше  продвинуто  наше  здравоохранение,  тем  больше  больных;  чем осмотрительнее наша благотворительность, тем больше в ней нуждающихся; чем  больше школ и экзаменов,  тем ощутимей нехватка подлинного знания жизни». Иными словами, вся основа нашего государства недостаточна.

     Познания, на  которых  должно  строиться  здоровое   государство; познания,  которые  у  старых культурных народов были еще в крови,  на языке нашего  Нового  Времени  могут  выражены  примерно  так:  судьба человека  начинается  с того момента,  когда семенная нить проникает в яйцеклетку.  Тем  самым  определяется  своеобразие  нового   существа, начинается его путь.  Более поздние влияния имеют сравнительно меньшее значение.  Унаследованные  задатки  являются  в  подавляющей   степени преобладающими.  Свойства  зародышевой  плазмы  и наследственная масса определяют характеристики индивидуального  существа.  Крайняя  граница того,   что   может   быть   достигнуто,   находится   уже   в  момент оплодотворения. В нем утверждается физическое, духовное и нравственное развитие  грядущего,  еще не рожденного человека.  Это существо – будь оно полноценным или неполноценным – возникает не  случайно  и  не  без закона  и  органической  взаимосвязи  со своими предками.  Что старики узнавали из опыта –  тому  СЕГОДНЯ  учит  наука  о  жизни:  тому,  что существуют    семьи,    состоящие   преимущественно   из   преступных, асоциальных,  негодных для жизни людей; и другие, в которых социальная полноценность,   художественная   одаренность,  энергичность,  высокий нравственный настрой являются преобладающими качествами.  Там,  где мы видим  неполноценного  человека,  в  виде  исключения происходящего из высококачественной семьи,  мы всегда находим,  если  ищем,  объяснение этого явления с точки зрения законов жизни.

     Из неопровержимого    знания    значения   наследственной   массы становится очевидным,  что  судьба  государства  и  расы  существенным образом   определяется  полноценностью  его  семей.  Поэтому  решающее значение имеет высокая плодовитость внутри полноценных семей.

     История показывает нам очень много удручающих примеров того,  как в   результате   пренебрежения   простейшими  законами  жизни  погибли величественные древние культуры.  До  тех  пор,  пока  древние  народы продолжали  чтить  мудрость,  приобретенную опытным путем,  касающуюся законов жизни  и  переданную  им  тысячелетними  традициями,  они  еще процветали.   С  тех  же  моментов,  когда  исчезали  учения  предков, состоящие в  почитании  собственного  рода,  мы  видели  стремительное ускорение распада цивилизаций. Однако на их опыте мы знаем, что грозит народам сегодня;  и наше  значительное  преимущество  по  сравнению  с другими  распадающимися  культурами состоит в том,  что МЫ ЗНАЕМ,  ЧТО ПРОИСХОДИТ. Бросающаяся в глаза противоположность между осознанностью, с которой продолжали род наши пращуры,  древние нордические народы,  и совершенно противоположной установкой их  потомков,  живущих  сегодня, должна попросту ошарашивать всякого непредвзятого наблюдателя. С одной стороны строго оформленные родовые законы,  надстроенные над  играющим ведущую  роль  сознанием  наследственности – с другой,  преувеличенная оценка индивидуального бытия в наше смутное  время  вырождения  с  его господством  эгоизма,  недооценкой традиции,  недостаточным почитанием семьи. В то время, как выбор спутника (спутницы) жизни у наших предков происходил   в  согласии  с  глубоко  религиозным  восприятием  жизни, основываясь на высоконравственном  инстинкте,  сегодня  он  происходит сообразно  случайным и неконтролируемым настроениям или – что еще хуже – исходя из денежных соображений.  В подсознании современного человека осознанное продолжение рода исчезло,  а в его ОСОЗНАННЫХ поступках оно еще не заняло места,  которого заслуживает.  Отсюда  необузданность  и неуверенность,  безнравственность и бесстыдство нашего времени, отсюда такие явления,  как будущее ограничение рождаемости, гражданский брак, мужеподобные   женщины,   свобода   абортов   и   прочие   пагубные  и разрушительные события,  из–за которых была  поколеблена  основа  всей нашей культуры.

                              ОБУЧЕНИЕ НОВОЙ МОЛОДЕЖИ

     Первый шаг на  пути  к  построению  государства,  основанного  на законах жизни,  уже сделан –  он самый трудный.  Мы нашли в новом законодательстве  здесь  и  теперь значительные   следы   новых  познаний  расово–генетического  свойства относительно важности селекции народа.  Только  в  Норвегии  мы  можем указать  на  одиннадцать  изменений в законодательстве за последние 20 лет. И все–таки это лишь начало, большая часть дел еще не сделана.

     Одно из  важнейших  преобразований,  которое  мы   причисляем   к «следующему шагу»,  – это преобразование в области ОБУЧЕНИЯ МОЛОДЕЖИ в школах и университетах. Бьёрнсон некогда писал в пользу введения новых браков   в   своей   знаменитой   дискуссионной  статье:  «Государство когда–нибудь будет ВЫНУЖДЕНО  отказаться  от  необходимости  принятого сегодня   длительного   времени  обучения,  поскольку  оно  совершенно противоестественно».  Старый провидец оказался прав.  Печальным опытом является то, что значительнейшая часть предметов обучения, необходимых сегодня,  обнаруживает свою почти  полную  ненужность  для  дальнейшей жизни.  От  юных  детей,  чьи  тела  голодают  по занятиям на солнце и воздухе и стремятся к живой жизни,  мы требуем рабочего дня  в  глухих стенах  –  6–8–часового и больше – и в качестве эрзаца даже не даем им необходимейших знаний,  на которых они могли бы в дальнейшем построить свою   профессиональную  жизнь.  Поэтому  наше  требование  состоит  в построении школы на принципах ЗНАНИЯ ЖИЗНИ.  Что  мы  при  этом  имеем ввиду  –  не так–то легко обозначить в рамках короткого доклада.  Если упомянутый в начале шведский профессор вменяет школе в вину оглупление рода  человеческого,  то в переводе на язык науки о жизни это означает примерно следующее: «Когда школа отняла у семьи обязанность заботиться о  знаниях  ребенка,  высокое  учение  о  святости  традиции  погибло. Житейская мудрость,  сокровища опыта,  передаваемые прежде от  отца  к сыну  и от матери к дочери на протяжении тысяч и более лет,  оказались утрачены».

     То, что в действительности существуют немногочисленные творческие и созидающие роды,  которые и делают культуру той или иной страны,  не содержит ничего нового уже потому,  что  наши  предки  имели  об  этом лучшее представление,  чем мы. Так было, хотя они не обладали никакими сведениями о законах наследования из  тех,  что  есть  у  нас  сейчас. Сегодня  мы  пошли  по  наилучшему пути,  анализируя некоторые из этих законов, но единственно верного окончательного вывода из этих познаний мы до сих пор не извлекли,  а именно – того,  что наше будущее зависит от соблюдения этих законов,  и,  например,  от того,  чтобы мы в  план воспитания  нашей  молодежи  вновь  включили методы сохранения хорошей расы,  применявшиеся нашими предками, и притом не только в мыслях, но, прежде всего, в поступках.

     Стало быть,   в   качестве   основного   школьного   предмета   в государстве, построенном согласно законам жизни, следует ввести учение о  наследственности  и  предках.  Именно  с  его помощью можно было бы наверстать  всю  утраченную  мудрость,  именно  на  его  основе  можно построить  все  знания,  которыми  необходимо  оснащать  подрастающего ребенка для его жизненного пути.  Далее – такие предметы,  как наука о жизни,  генетика,  расоведение,  гигиена тела и духа,  основы учения о питании,  применение принципов науки о жизни. Для старших классов, уже близких  к  переходу  в профессиональные и высшие школы и занимающихся соответствующей   профессиональной   подготовкой,   следует   наглядно проводить  изучение  рода  каждого  учащегося по семейным таблицам,  а также изучение других основополагающих, строящих и созидательных родов как собственной страны, так и прочих стран. В преподавании должна идти речь также и о неполноценных родах, отяжеляющих народы, как угрожающим образом   увеличивающееся   бремя   для  государственной  экономики  и здравоохранения.  То возражение, что все новые предметы означают новую нагрузку для мозговой работы молодежи,  справедливо.  Однако благодаря устранению ряда излишних предметов  и  учебных  заданий, о  которых может идти речь,  как о ФАКУЛЬТАТИВНЫХ,   какими можно заниматься по окончании учебного времени,  молодежь приобретет массу времени.  Прежде всего,  однако,  значительно бОльшую часть  учебного  времени  следует  уделять  физическому   формированию молодежи  – трата,  которая,  вероятно,  окупится лишь через несколько поколений.  О том, что следует уделять место и для практических, и для общественно  полезных  занятий,  что  в  учебный  план  следует ввести «садовые дни»,  «лесные дни»,  «дни растений»,  «дни корчевания», «дни ручного  труда»,  я скажу здесь лишь мимоходом.  В образовании девочек приоритет следует отдавать тем предметам, которые готовят подрастающую женщину к ее материнскому призванию и воспитанию грядущего поколения.

     Подобная усовершенствованная  в  духе  науки  о жизни и физически закаленная  молодежь  будет   затем   отправляться   на   занятия   по профессиональному  изучению  жизни,  оснащенная по–иному,  нежели наша сегодняшняя,  страдающая   бледной   немочью,    заучившаяся,    плохо подготовленная молодежь. В профессиональном и университетском обучении принцип, основанный на законах жизни, должен также стать определяющим. Не  только  будущие  учителя,  но  и  будущие врачи и правоведы должны учиться приспосабливать  свое  мышление  великим  направляющим  линиям законов жизни.

     Преподавание истории как в школе,  так и в университете,  как уже упомянуто,  должно быть перестроено,  а учебники истории должны давать объяснение  возвышения и падения народов с позиции законов жизни.  Вот пример:  Рим, Греция и прочие древние культурные империи пали не из–за поражений,  политических  хитросплетений  или  блокады,  а  вследствие смешения с неполноценными расами, ограничения рождаемости и запрета на браки  для  полноценных составных частей рас.  Инквизиция стоила одной Испании трехсот тысяч наилучших носителей наследственности  в  стране. Но  ни один учебник до сих пор не включил ЭТОГО факта в свой материал. И пока ни один учебник не написал о  том,  сколько  благородной  крови стоила  Французская революция миру,  пролитой на эшафотах и засохшей в тюрьмах.

     Нет, воспитание нашего молодого  поколения  следует  проводить  с точки  зрения  нового  учения  об  обязанностях,  чьей основной мыслью является возрождение (сюда мы  не  причисляем  половое  просвещение  в начальных классах школы с той определенной тенденцией, как оно сегодня проводится ).

     Величайшим преступлением в истории против подрастающего поколения было   то,  что  его  передавали  чужестранным  воспитателям,  которые наполняли восприимчивый ум детей сухим хламом  для  заучивания  вместо того,  чтобы  дарить  им тысячелетние естественные учения,  касающиеся родовых  традиций. Это медвежья  услуга,  которую мы тем  самым   оказывали молодежи. Является ЗАБЛУЖДЕНИЕМ приписывать школам ту заслугу, что из неграмотных они делают ученых. ИСТИНА В ТОМ, ЧТО ШКОЛА ВМЕСТО МУДРОСТИ ДАЕТ УЧЕНЫЕ МНЕНИЯ,  ВМЕСТО СОДЕРЖАТЕЛЬНОСТИ – ХЛАМ ФОРМУЛ,  ВМЕСТО УМОНАСТРОЕНИЯ – НАГРОМОЖДЕНИЕ МАТЕРИАЛА, ВМЕСТО САМОСТОЯТЕЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ – ЗУБРЕЖКУ МЫШЛЕНИЯ ЧУЖОГО.

                                 НОВАЯ ЖЕНЩИНА

     Воспитание молодежи женского пола столь же важно,  и даже едва ли не  важнее,  чем воспитание наших юношей.  Из семени женского движения повсюду  взросла  совершенно   чуждая   породе   нордических   народов склонность  к  омужествлению  женщины,  чьи  побеги  мы  снова и снова встречаем  в  требованиях  сторонниц  женского  равноправия  о  полном равноправии  с  мужчиной.  Это  направление  мысли  на рубеже столетий приобрело главенствующее значение во всем  воспитании  наших  девушек. Совместные  гимназии,  совместные предметы обучения,  общие спортивные игры,  общие экзамены и занятия должны были совершенно последовательно пробудить   в   юной  подрастающей  женщине  мнение,  что  государство собирается подготовить из нее  двойника  мужчины.  И,  соответственно, зачастую  она  развивалась  почти  как  искаженный образ того,  как ее задумал Создатель,  когда по–иному  сотворил  ее  и  предназначил  для других задач.  Это омужествление,  проводившееся активистками женского движения,  ослабило узы, связывавшие женщину с семьей и родным очагом. Оно  оболгало  идеалы брака и родного дома,  пожертвовав их на потребу публичности.  Но ведь женщину никогда невозможно совратить так,  чтобы она думала, чувствовала и действовала как мужчина. Сегодняшнее образование построено на знаниях  и  науках,  на  протяжении  веков  создававшихся мужчинами  и  для  мужчин.  Никогда  не существовало такого намерения, чтобы  познания  этого  рода  принудительно  были  переданы   женщине. Современный  учебный  план,  основанный  на пагубном недоразумении  и общий для обоих полов,  учитывает девушек в те годы,  которые являются определяющими для их дальнейшего развития.  Такой учебный план следует охарактеризовать  как  противоестественный  для  женщины.  Разумеется, множество  девушек,  занимаясь зубрёжкой перед экзаменами,  добивается для  себя  почетного  положения,  однако  глубоких  познаний   учебных предметов, чуждых их природе, они усвоить не могут. Женщина не годится быть инженером,  полководцем,  мореплавателем  и  народным  депутатом. Напротив  того,  их  подражательная  способность  в живописи и музыке, совестливость и  материнские  качества  имеют  бесценное  значение  не только для родного дома,  но и для государства и общества. Их духовная конституция не ниже,  чем у мужчин,  она просто другая.  И мы не имеем права мерить женщину масштабом мужчины. Не существует масштаба, общего для обоих полов. У женщины – собственные задачи и собственные мерки. И если  какая–нибудь  женщина  с  большой  силой воли любой ценой желает получить докторскую степень или  сдать  государственные  экзамены,  то области  знания,  относящиеся к науке о жизни и медицине, предоставляют ей достаточно задач и целей. Ибо всё это науки, возвращающие женщину в дом  и  семью.  Ведь  не  существует  лучших  предметов для изучения и упражнения в главных задачах женщины,  чем наука о жизни –  обновление семьи,  химия  предметов питания – кормление семьи,  медицина – охрана семьи. Никто ни в сельской местности, ни в городах не сможет с бОльшим успехом оказать помощь в будущем походе против опустошительных расовых болезней,  чем женщины,  вышколенные  в  расовой  гигиене.  Эти  науки следует изучать основательно,  и не столько ради изучения, сколько для деятельного в них упражнения,  с  тем,  чтобы  они  стали  центральной точкой   в  воспитании  женщины.  Благодаря  этому  для  народа  будут приобретены большие ценности, и не только посредством экономии времени и сил, но и путем уменьшения общественных расходов на уход за больными и лечебные учреждения.  Если бы каждый дом в  сельской  местности  был оснащен     достаточным    знанием    законов    жизни    и    получил химико–физиологическое просвещение о  питании  семьи,  то  государство сэкономило  бы  миллионы,  не  говоря  уже  о  ценностях,  которые  не выражаются в числах.

     Прежде всего,  однако,  девушки   должны   получать   просвещение относительно ответственности, каковая возлагается на них как на опору нового поколения.  Они должны знать,  что брак и основание семьи – это вопрос  не  только  Эроса.  Женщина  должна  иметь  знания  о  природе зародышевой плазмы,  этом центре силы в человеческом теле,  ибо от неё зависит  всё:  здоровье  или  болезнь,  беда или счастье,  неудача или успех.  Она должна знать,  что сильное и  здоровое  потомство  следует ожидать только от мощного в наследственном отношении и здорового рода. Рано или  поздно  женщина  будет  вынуждена  узнать,  что  Природа  не позволяет  себя  вести  наилучшим  человеческим  чувствам,  а  следует собственным неумолимым законам.  Молодая  девушка  также  должна  быть обучена  основополагающей  важности  добрачного  поведения  мужчины  и научиться  испытывать  благоговение  перед  святостью  материнства   и ощущать,  ЧТО  ВАЖНЕЙШЕЙ  ИЗ  ВСЕХ  ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЗАДАЧ ЯВЛЯЕТСЯ ДАРИТЬ ЖИЗНЬ ЗДОРОВОМУ И МНОГОЧИСЛЕННОМУ ПОТОМСТВУ.

                                   КРЕСТЬЯНСТВО

     В разделе,  посвященном воспитанию, мы пришли к заключению, что в государстве,  основанном на  законе  жизни,  учение  о  роде  является важнейшим  школьным  предметом.  Теперь  несколько  слов о подъеме той части нашего народа,  которая как ни одна другая годится на то,  чтобы сохранять  и  поддерживать наследственность рода как физически,  так и духовно.  Эта часть народа – крестьянство. Крестьянин – сердце народа, он хранит и облагораживает землю, почву Родины, он – сеятель и сборщик урожая,  хранитель стародавних семейных дворов, старого умонастроения, обычаев  многовековой  давности,  народных песен,  игр и нравов.  Наша страна Норвегия – страна крестьянская,  наши великие писатели  изучили жизнь  и  душу  наших  крестьян  и описали ее в книгах (см.  новеллы о крестьянах Бьёрсона и роман К.Гамсуна  «Против  земли»),  наш стортинг  (парламент)  был  в  течение  почти целого века крестьянским собранием.  Но  всё  это  в  последние   годы   находится   в   стадии исчезновения, в особенности – под влиянием Востока. Теперь самое время нам опомниться и снова начать изучение того,  откуда мы происходим.  К тому  же,  мы находимся в союзе с теми странами,  которые начертали на своих знаменах уважение к крестьянину и почитание  рода.  Может  быть, немецкие  законы о наследовании крестьянских дворов и содержат ошибки, но они – путь,  сила и цель.  Поставить ли основной акцент на то,  что двор так и останется закрепленным за старшим сыном или, как это делает норвежский закон о мелких крестьянах,  уделять больше внимания  другим детям – обе точки зрения имеют свои сильные и слабые стороны.  Главное же  то,  что  у  народа  вновь   открылись   глаза   на   важность   и облагораживающее   влияние   крепкого  земле  крестьянства  как  силы, противодействующей серому интернационализму, который грозит уничтожить все  традиции и обычаи,  наследство и собственность,  любовь к семье и почитание рода.

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ – ЛЕЧЕНИЕ ИЛИ ПРОФИЛАКТИКА?

     Здравоохранение и   уход  за  немощными  в  будущем  государстве, основанном  на  законе  жизни,  должны  быть  перестроены  в   сторону широкомасштабной профилактики. В современном государстве врач начинает с БОЛЬНЫХ людей – по большей части,  когда уже поздно.  В грядущем  же государстве врач начинает с человека ДО РОЖДЕНИЯ, с родителей будущего человека – с его матери до и во время беременности. Помощь ДО РОЖДЕНИЯ пригодится  будущему  человеку  в тысячу раз больше,  чем помощь после рождения.

     Пример того,  что можно  достичь  мерами  профилактики  у  нас  в Норвегии  –  полное искоренение определенной болезни,  проказы,  двумя врачами: Армауэром (первооткрыватель бациллы проказы) и Клаусом Хансеном  из  Бергена.  Большие  заведения для прокаженных на западном побережье ныне пустуют;  и недавно в прессе появилось  высказывание  о том,  как  сегодня  можно  использовать по–иному эти ставшие излишними больницы.  Это можно назвать картиной – и почти символом того, как нам следует  понимать  меры  профилактики  и  уход  за  немощными  в новом государстве:  одна больница за другой, один сумасшедший дом за другим, один  санаторий  за  другим  медленно  становятся излишними и начинают служить другим, более отрадным целям.

      О том, что многое достижимо при помощи профилактики, мы узнали и сегодня на примере Швеции.  Врачи Швеции показали,  чего можно достичь при искоренении одного из  бичей  человечества  и  народных  бедствий – сифилиса.  В  Швеции это удалось.  То,  что сделали в этой области там такие великие политики  и  ученые,  как  Йоханссон  и  Фальбек,  можно назвать не меньше, чем великим деянием.

     В НОВОМ  ГОСУДАРСТВЕ  ЗДРАВООХРАНЕНИЕ  И  СОЦИАЛЬНОЕ  ОБЕСПЕЧЕНИЕ БУДУТ ПОМОГАТЬ НИЩЕМУ НЕ ТАК, КАК СЕГОДНЯ, КОГДА СЕГОДНЯ – ОДИН НИЩИЙ, ЗАВТРА  БУДЕТ ДВА,  А ПОСЛЕЗАВТРА – ТРИ;  ОНИ СДЕЛАЮТ ТАК,  ЧТО И ОДИН НИЩИЙ УБЕДИТСЯ В СОБСТВЕННОЙ НЕНУЖНОСТИ.

 НАДЗОР ЗА ЭМИГРАЦИЕЙ И ИММИГРАЦИЕЙ, ОСНОВАННЫЙ НА НАУКЕ О ЖИЗНИ

     Мы видели,   как   будущее   ограничение   рождений   приводит  к исчезновению именно культуронесущие роды.  Другая же большая опасность для  нас  состоит  в  неконтролируемой эмиграции и иммиграции.  Первая лишает все большего количества наследственных задатков, в особенности, нордические  страны,  так  как  с  незапамятных времен в народе именно обладающие жизненной силой,  склонные к  предприимчивости  и  отважные переносили  беспокойство  и  жажду труда с нищей родины в чуждые части земного шара в поисках дальнейших жизненных возможностей. Одновременно «пустые  места»  –  особенно  после  мировой войны – заполнялись менее дельными иммигрантами.  Север все еще не поумнел, он все еще открывает свои  ворота,  а  с  тех  пор,  как  прежняя страна иммиграции Америка строгим законодательством закрыла свои,  само  собой  разумеется,  что приток   иммигрантов,   отклоненных   Америкой,   наседает   на   нас, североевропейцев,  прижимая нас к стенке.  Этот  мутный  поток  теперь непрестанно    просачивается    и   в   нашу   часть   земного   шара: монгольско–семитские переселенцы  с  Востока  и  Юга  через  Россию  и Польшу.  С  Азии  через  Балканы  прибывают  ближневосточные  народы и монголы.  Через марсельский порт из Северной Африки к нам устремляются негро–семитские  расовые элементы из колоний,  сердечно приветствуемые французскими политиками как дети великой  французской  семьи.  Вот  уж  желанная  компенсация  за  собственные  пустые колыбели!  Весь бассейн Средиземного моря представляет собой одну расовую мешалку.  И это  зло продолжает  распространяться по Европе.  На улицах больших городов всё чаще приходится видеть толпы мелких суетливых  чернявых  фигур  чуждой нам внешности, вездесущих скупщиков старого хлама, «невзыскательных» и «нежных» в своей любви к деньгам.  Нетворческие перекупщики с  печатью смешаной    расы   на   лбу:   любезность,   униженность,   малодушие, непостоянство,  алчность  и  серость  в  одном  лице.  Государственные деятели  не  знают,  что с ними делать,  и охотно передают этот вопрос полиции с тем,  чтобы  самим  беспрепятственно  посвящать  себя  своей любимой теме:  налоги, больше налогов, всё больше налогов с работающей части народа.

     Понтус Фальбек,  шведский  экономист,  незадолго  до  смерти  дал следующее  выражение  вопросу  иммиграции:  «В  особенности – смешение народов,  которое в качестве продолжения войны последовало  сначала  – благодаря  многочисленным  военнопленным,  а затем – через переселение чуждых рас,  для северных стран не  несет,  по  меньшей  мере,  ничего благоприятного.  Нейтральные северные страны оказались столь же сильно подвержены этой опасности,  как и воевавшие  народы,  а,  возможно,  и больше.  Поток  азиатских  и  прочих  элементов с Востока затопил наши страны.  Недавно к ним  прибавились  даже  немецкоговорящие  элементы, которые, благодаря бегству на Север, стремятся избавиться от лишений и бед собственной страны.  БУДЬ ЭТИ ЭЛЕМЕНТЫ ГЕРМАНСКОГО  ПРОИСХОЖДЕНИЯ, НЕЧЕГО  НА  ЭТО  БЫЛО  БЫ ВОЗРАЖАТЬ.  НАОБОРОТ.  Однако,  к сожалению, оказывается,  что элементы,  прибывающие  с  Юго–Востока  дают  сплошь неблагоприятный прирост для нашего нордического племени».

     Чтобы действенно  противостоять этому угрожающе растущему злу,  у нас не хватает соответствующих  мер  контроля,  которые  управляли  бы большими  перемещениями  человеческого материала так,  чтобы это,  как теперь, не приводило к притоку в наши нордические страны неполноценных и оттоку полноценных составных частей народов.

     В предложении,  которое  норвежский  консультативный  комитет  по расовой гигиене внес в Народное Собрание (комитет состоит из следующих врачей,  правоведов  и  генетиков:  д–р  Йон  Альфред Мьёэн – директор биол.лаборатории  «Биндерен»  г.Осло,  председатель;   д–р   Вильгельм Кайльхау,  профессор экономики,  университет г.Осло и др.), мы требуем биологического контроля за иммиграцией.

     В новом  государстве  как  эмиграция,  так  и  иммиграция,  будут упорядочены  так,  что  каждое государство возьмет на себя обязанность оставлять у себя и исправлять собственных приносящих вред  обществу  и преступных людей, а не скорейшим путем переправлять их через границу к соседям, как это делается теперь.

      Мы видели,  что  всё  большее   количество   государств   вводит стерилизацию.  Это  представляет  собой  отрадный  прогресс,  который, однако,  войдет в полную силу лишь тогда,  когда за притоком и оттоком вредных для общества людей будут следить на границах.

БОРЬБА С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ В НОВОМ ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ

     В новую юриспруденцию все больше проникает представление  о  том, что наказание не месть (в отличие от средневекового права),  а также и не мера,  служащая ради исправления отдельных людей. В последнее время  мы встречаемся с растущим представлением о том,  что  наказание  имеет  смысл  и  оправдание  только  как  охрана общества.

     Двумя краеугольными  камнями  основательного  процесса  чистки на базе законов жизни  являются  СТЕРИЛИЗАЦИЯ  и  ИЗОЛЯЦИЯ  ОТ  ОБЩЕСТВА. Первой  ввела  стерилизацию Америка,  которая уже тридцать лет назад (первый закон США о стерилизации был принят в штате Индиана в 1907 г.) в некоторых из своих штатов ввела соответствующие  законы  и  продолжала расширять  их  до  тех пор,  пока в Калифорнии они не достигли полного совершенства. В  связи  с  просветительской  работой  по   закону   о стерилизации в первую очередь заслуживают быть названными имена двоих американцев:  Госни и Попеноу из Калифорнии; далее Бётерса – Саксония, Петрена   –  Швеция,  Стайнке  и  Вильденскова  –  Дания  и,  наконец, образцовый труд Гютта,  Рюдина и Руттке  «О  предотвращении  появления потомства, страдающего наследственными болезнями».

     Примеру Америки   последовала   Швейцария.  С  1929  г.  закон  о стерилизации приняла Дания.  С прошлого года  весьма  своевременный  и далеко  идущий  закон  о  стерилизации имеет Германия;  с этого года –также  и  Норвегия;  а  в  Швеции  он  представлен  как   законопроект законодательному комитету парламента.  Основным глашатаем стерилизации в норвежском Народном Собрании  стал  Эрлинг  Бьёрнсон  (сын  великого писателя), который в своей речи выдвинул следующее соображение:

     «Естественно, что крестьянина избрали для того, чтобы сделать это предложение.  Едва ли существует кто–нибудь, у кого есть такая же, как у  крестьянина,  возможность  оценить  огромные  преимущества до конца осуществленной  расовой  гигиены  для  сельского  хозяйства.  С  одной стороны,  эти  устремления  исходят  из  того,  что  нужно  обеспечить способное к рождению дельных детей население,  с другой же стороны, мы должны позаботиться о том, чтобы освободиться от паразитов».

     Но в  качестве  процесса очищения народа,  основанного на законах жизни ОДНОЙ стерилизации недостаточно.  Рука об руку с ней должно идти полное  помещение  в  соответствующие учреждения,  изоляция тех людей, которые доказали полную непригодность к свободному движению  в  рамках общества   и  продолжительное  время  нарушали  закон.  Тот  же  самый норвежский комитет вместе с  предложением  стерилизации  разработал  и предложение  об  изоляции.  Первый  небольшой  шаг  в этом направлении знаменует собой так называемые «Разделы по предохранению», дополненные к кодексу гражданских наказаний; их движущей силой является наш первый невропатолог Рагнар Фогт.  Предложенная комитетом по  расовой  гигиене изоляция  в  сельских  рабочих поселениях на пожизненный срок – никоим образом не наказание,  а  мера  по  предохранению:  пасынкам  общества создаются жилые дома с по возможности большей свободой, домашним уютом и  товарным  обеспечением.  Запрещена  им  будет  лишь  одна  свобода: передавать   собственную   полученную   по   наследству  нищету  новым поколениям. Как с точки зрения отдельных людей, так и  в  смысле  науки  о  жизни,  так  и  в  нравственном и экономическом смысле это – приобретение.  В смысле  НАУКИ  О  ЖИЗНИ  – потому,   что   неполноценные   люди  будут  изолированы  из  общности продолжения  рода.  НРАВСТВЕННО  –   из–за   того,   что   устраняется несправедливость, состоящая в наказании ненормальных, безответственных людей.  ЭКОНОМИЧЕСКИ – так как под руководством ОДНОГО одаренного  умы тысячи     вредных     для    общества    людей    могут    заниматься общественно–полезным трудом. Да–да, следует предположить, что подобные заведения,  умело  и планомерно устроенные в виде маленьких поселков с садоводством и земледелием,  принесут даже немедленную выгоду. Если мы при этом еще учтем,  чего эти люди стОят государству и обществу, когда они  на  свободе,  то  изоляцию   можно   будет   назвать   прямо–таки приобретением для общества.

     Уголовное право  в грядущем государстве под этим основным законом будет распределять прирожденных преступников по больницам, сумасшедшим домам  или  поселениям,  а не размещать их,  как сегодня,  в тюрьмах и исправительных домах,  чтобы они снова  и  снова,  отсидев  положенный срок, возвращались в общество.

     Иными словами,  решающим  здесь  является  основанный  на законах жизни принцип, который можно выразить следующим тезисом: МЫ СОБИРАЕМСЯ ИМЕТЬ ДЕЛО НЕ С ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ, А С ПРЕСТУПНИКАМИ.

                          РЕЗЮМЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

     Образ мыслей  либерализма  предполагает,   как   уже   упомянуто, равенство  человеческой  сущности по задаткам и происхождению.  Однако же,  он судорожно цепляется за силу окружающей среды и воспитания.  Он планомерно   противостоит  всем  попыткам  рассматривать  человеческие способности согласно  унаследованным  задаткам  и  расовой  структуре. Всеми силами он поощряет всяческие стремления к попечению обо всех без разбору слабейших членах общества.  От этого попечения он ожидает, что тех,  кому он покровительствует, удастся превратить в полезных граждан государства,  не учитывая,  что при этом имеется опасность  того,  что подтвердится   предсказание   Гёте,  что  общество,  в  конце  концов, сделается большой больницей, где каждый будет санитаром другого.

     Опьянение, последовавшее за победным шествием техники, горячечное удовлетворение потребностей в роскоши, хитроумная утонченность условий жизни заставили нас забыть о самой жизни.  Мы забыли,  что это тело, о внешнем  украшении которого мы так расточительно заботились,  обладает также и душой – будь та освобожденной от материи бессмертной душой или же  соединенной  с материей душой.  Мы забыли,  что не безразлично,  в каком теле эта душа прячется,  да и вовсе не безразлично,  является ли кожа,  облекающая эту душу, черной, желтой или белой. И разве есть нам дело  до  тесной  взаимосвязи  между  унаследованным  телосложением  и физическими   недостатками,   между   биохимической  мастерской  тела, эндокринными железами  и  душевной  предрасположенностью  к  печали  и веселью, гениальным достижениям или преступлении?

     Фридрих Ницше  был  провозвестником  выравнивания телесности.  Он желал  своему  больному  народу  «волю  к  органическому  обновлению». «Омоложенные и прекрасные,  вы будете счастливыми, какой была Эллада». У  Ницше  древняя  греко–нордическая  греза,   которой   подпитывалась немецкая литература,  превратилась в страстный призыв:  породите новую Элладу из собственного локона! Но бюргерская Европа неправильно поняла это   требование.  Ницшеанский  Сверхчеловек  превратился  в  шумного, самоуверенного и  властолюбивого  унтер–офицера  с  важной  осанкой  и поучающими  манерами.  Ницше же хотел именно нового тела и новой души, обновленного рода человеческого,  существа, о чьей высокой миссии речь идет во всемирно знаменитом изречении: «Брак, так называю я волю двоих создать одно,  большее,  чем то, что они создавали, – не вперед ты должен распространяться, а ввысь».

     Несправедливость, которую   мы  сотворили  в  нашей  общественной политике,  когда мы отвергли важнейшую движущую силу  всякой  селекции человека,  силу,  сопряженную с Природой,  – теперь, наконец, осознана вновь  пробудившимся  сознанием   народов   как   тяжелых   грех,   и одновременно – как стимул к новым деяниям. Воистину уже нет времени, и нельзя его терять.

     Науки типа исследования рас и народов,  учение о здоровье народа, учение  о наследственности,  статистика должны работать рука об руку с расовой  гигиеной,  а  химия  жизненных  процессов   должна   находить таинственные законы, которые определяют воспроизводство человека и все его извращения.  Вовсе не немыслимо, если эта наука придет к тому, что с  помощью своих богатых вспомогательных средств докажет,  почему одни расы могут смешиваться  между  собой  без  ущерба  для  своих  расовых отличительных особенностей,  а другие должны избегать этого.  ИБО ЕСЛИ ЭТИ ПОЗНАНИЯ БУДУТ ПОЛОЖЕНЫ В ОСНОВУ НРАВСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ,  то  законы крови станут на тысячелетия основой человеческого опыта,  и обновление рода человеческого сможет  начаться.

     Шведка Эллен Рей,  философ и социолог, как–то озабоченно написала для  нас  о  будущем  нордической  расы  и  о том,  что вся ее надежда заключается в науке о жизни.  Письмо заключается словами:  «Когда  все благороднейшие силы науки о жизни поставят себя на службу новому роду, мы  сможем  и  здесь,  у  нас  на  Севере,  надеяться   на   улучшение человечества».

     Из тьмы грозящей гибели,  из шума и грохота машин, из блужданий и путаницы  эпохи  общественного  перелома  с   ее   подстрекательством, забастовками и уличными бунтами,  с призраком безработицы,  с безумием сумасшедших домов и миллионнократным криком страдания, светит надежда: обновление  народа  в новом государстве на принципах расоведения.  Еще вчера она брезжила только как мысль в мозгу немногочисленных ученых, а сегодня  стала  всемирным  движением.  Постепенно  она откроет народам глаза на то,  что существует более чистая форма  жизни,  свободная  от больших городов,  этих замков классовой ненависти, – и от отравленного воздуха противоестественной переоценки рассудка.

     Лозунг, под  которым  будет  проходить  святой  крестовых  поход, запечатлен в старом лозунге лаборатории «Биндерен»:

     «МЫ ДОЛЖНЫ НАУЧИТЬСЯ ОТЛИЧАТЬ ПРАВО ЖИТЬ ОТ ПРАВА ДАВАТЬ ЖИЗНЬ!».

     Посредством молодой  науки  расоведения  и  близкой ей родственной расовой гигиены мы пытались найти средства и  пути  к  созданию  более благородного и счастливого человечества.  Как часто за все эти годы мы теряли мужество!  Как часто на наших  собраниях  и  заседаниях  парило чувство беспомощности! До тех пор, пока внезапно, словно свет во тьме, не возник человек,  обладающий высоким даром прозревать вещи насквозь, и силой такого преобразования своего государства, что мы теперь видим, как отважнейшие грезы об улучшении мира становятся реальностью.

Йон Альфред Мьёэн.(Норвегия)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *